Другие новости

Как лечить рак? Шаг за шагом

31.10.2017, 10:08

Алла Винницкая Излечить рак или существенно замедлить развитие болезни, повысить качество жизни пациента и максимально продлить ее — главные направления борьбы со злокачественными образованиями. Что такое рак, как его лечить правильно — рассказывает доктор медицинских наук, профессор, член Европейского общества медицинских онкологов, главный врач Больницы израильской онкологии LISOD Алла Винницкая (проводит современную диагностику и лечение всех гинекологических заболеваний: рак шейки матки, рак эндометрия, рак яичников).

Известно, что в современной онкологии определены методы лечения рака: операция, лучевая терапия, химиотерапия, таргетная терапия, гормональная терапия. С чего именно начинается борьба с болезнью?

С правильных действий специалистов первичного звена. Обычно с любыми тревожными симптомами люди обращаются сначала в поликлинику или к семейному доктору. Задача этих врачей — обеспечить грамотную диагностику: отправить на УЗИ, маммографию, эндоскопию. Главное — выявить рак на ранней стадии, когда высоки шансы на полное излечение. Например, пациент жалуется на боль в желудке. Семейный врач или терапевт должен направить его на гастроскопию. Если обнаруживается опухоль, функции этого врача заканчиваются: доктор сделал все, что необходимо. Теперь пациенту нужно искать специализированное медицинское учреждение, которое призвано бороться с раком.

Известие об онкологическом диагнозе — тяжелый момент для человека. Как не растеряться, как найти клинику и врача? К кому обращаться?

Вы задали очень серьезный вопрос. Дело в том, что в онкодиспансере или в любом другом медучреждении больного с выявленным злокачественным образованием встретит или хирург, или химиотерапевт, или лучевой терапевт. В этом состоит ключевая проблема.

Эффективность лечения в LISOD достигается именно сочетанием индивидуального подхода и применения стандартов современной мировой онкологии.

Специализация каждого из врачей может быть очень высокой, но ни один из них не выполняет функции клинического онколога. Под онкологом в украинских лечебных учреждениях чаще всего подразумевается хирург. Однако далеко не каждую опухоль нужно оперировать. Кроме того, хирург не отвечает за лечение в комплексе, его задача — провести операцию.

Вот он, первый бич украинских реалий — отсутствие в больницах клинических онкологов. В Украине врачи получают другое образование — онкохирургов, химиотерапевтов, радиологов. У нас не готовят специалистов, которые знали бы всю болезнь целиком, начиная от биологии опухоли и заканчивая фармакокинетикой препаратов. Врач-онколог должен понимать, какие именно обследования необходимо провести; нужен или не нужен, хирургический этап; что должно предшествовать хирургии и что должно за ней следовать. Именно так работают наши клинические онкологи Цви Бернштейн, Меир Заави, Игорь Реут, Андрей Саулов и другие квалифицированные специалисты.

Второй бич в том, что, как я уже говорила, для большинства жителей Украины онколог — это хирург. Пациенты считают, что самое главное — «вырезать» опухоль. Сегодня довольно часто возникает вопрос, надо ли было оперировать. У нас на него есть ответ. Операция проводится тогда, когда она приводит к выздоровлению пациента, а не к улучшению финансового состояния хирурга.

Результаты исследований и течение заболевания врачи ежедневно обсуждают на междисциплинарной онкологической конференции.

То есть в больнице должен быть клинический онколог — специалист, который отвечает за ход лечения и сопровождает пациента на всех его этапах?

Верно, но только отчасти. В LISOD пациент, действительно, сразу же попадает к специалисту высочайшего класса. Клинический онколог проводит осмотр, анализирует документы, назначает необходимые обследования. А постановка диагноза и разработка оптимального плана лечения — процесс, в который включаются сразу несколько специалистов. Это называется мультидисциплинарный подход. Вся команда докторов на том или ином этапе подключается к медицинскому процессу. Врачи коллегиально вырабатывают стратегию адекватного лечения, которое приводит или к полному избавлению от рака, или к максимальному продлению жизни. Эффективность в онкологии определяется выживаемостью. В свою очередь, выживаемость зависит от правильных протоколов лечения. Мы используем мировой опыт, лечим так же, как в Израиле, в развитых странах Европы, в США. Ориентируемся исключительно на пациента. Наш пациент не просто окружен максимальным вниманием — над его спасением работают специалисты Израиля, Германии и Украины одновременно.

Тысячам людей в LISOD спасли жизнь. Что дал такой опыт врачам?

Конечно, более чем за 10 лет специалисты нашей больницы приобрели значительный опыт. Однако мы с первых дней начинали работу, базируясь на знаниях израильских профессионалов, их клиническом опыте. Мы используем стандарты и протоколы лечения, утвержденные мировыми онкологическими сообществами. Ведь врач, который ориентируется исключительно на собственные результаты, выбирает путь к невежеству. Доказательная медицина становится таковой, когда в исследованиях принимают участие десятки тысяч больных.

В центре деятельности больницы – человек, который нуждается в онкологической помощи.

Стоит отметить важный момент. Тысячи наших пациентов не стали разовыми клиентами, которых, как это часто бывает в Украине, прооперировали или облучили, выписали и забыли о них. Мы ведем своих пациентов еще длительное время после выписки. Человека нужно долечить, реабилитировать, потом наблюдать, назначать ему определенные обследования, которые позволяют выявлять возможные рецидивы на доклиническом уровне. Рецидив еще не проявился, а мы уже знаем о нем и можем предупредить возврат болезни, назначив дополнительное лечение.

Наиболее просматриваемые статьи: